logo ict.moscow
logo ict.moscow

ГлавнаяЛента

реакция отрасли

Реакция отрасли: компании рассчитывают на «песочницы»

23 июля 2020|
2763
эксклюзивный
материал

На этой неделе Госдума во втором и третьем чтении приняла законопроект об экспериментальных правовых режимах (ЭПР) в сфере цифровых инноваций. По сравнению с первой редакцией он был доработан, и теперь может коснуться фактически любой отрасли. В законе, который должен вступить в силу 1 января 2021 года, появился пункт о том, что действие закона (по решению правительства) может распространяться на любые отрасли и направления разработок.

Текст законопроекта № 922869-7 «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации», принятый в третьем чтении

ICT.Moscow выяснил у экспертов, какие именно отрасли (в том числе — помимо тех, которые и так активно «цифровизируются») могут быть заинтересованы в ЭПР и почему.  

 

Агротех, e-commerce, телеком и другие отрасли

Важность появления в России ЭПР — инструмента для пилотирования новых технологий — отмечают представители самых разных отраслей. Стартап в области агротех iFarm, например, считает, что появление регуляторных песочниц сможет ускорить внедрение инноваций в этой сфере.

Одной из существенных проблем в развитии инновационных отраслей на сегодняшний день является отставание правового регулирования от быстро меняющихся и вновь возникающих экономических отношений: право просто не успевает за мыслью инноваторов. В результате инновационные разработки на длительное время застревают в серой зоне. Так происходит с блокчейном, туманны перспективы регулирования ИИ, отсутствует правовое понимание беспилотных технологий на транспорте. Такое положение лишает энтузиастов и изобретателей гарантий стабильности их деятельности и понятных всем «правил игры» в прогрессивных сферах. 

Рассматриваемый законопроект сам по себе эту проблему в одночасье не решает, но создает нормативную базу под концептуальную вещь — правовой эксперимент. Дает возможность заинтересованным сторонам (государству и бизнес-сообществу) опробовать в «песочнице» новые подходы в регулировании, тут же найти в них изъяны и лазейки, быстро их исправить и, если эксперимент удался, внедрять в закон уже апробированный практикой инструмент. Усовершенствование технологии правового регулирования, привнесение в нее экспериментальной составляющей обязательно позитивно скажется на темпах развития инновационных секторов экономики. Преодоление проблемы отставания права, ликвидация серых зон и пробелов в законе пойдут на пользу всем участникам рынка, поскольку обеспечат предсказуемость правового поля для инвесторов, прозрачность отношений с государством, понятность инструментов защиты, гарантированность прав на результаты инновационной деятельности.

Максим Чижов

соучредитель и директор по развитию iFarm

Директор по взаимодействию с органами государственной власти Ozon Дмитрий Русаков со стороны сферы e-commerce видит возможности ускоренного распространения соответствующих онлайн-сервисов в регионы.

Сегодня e-commerce для многих россиян, особенно жителей отдаленных регионов — это возможность получить доступ к миллионам товаров, часто недоступных в оффлайн-магазинах. При этом по сути своей e-commerce компании — это синтез ИТ и логистики, где используются самые современные технологии. Так, например, Ozon использует системы на основе машинного обучения для прогнозирования спроса на товары и управления закупками, формирования персонализированных рекомендаций для каждого пользователя, а также других бизнес-задач. В перспективе введение экспериментальных правовых режимов даст нам возможность еще быстрее тестировать, а значит, и запускать новые высокотехнологичные сервисы.

Дмитрий Русаков

директор по взаимодействию с органами государственной власти Ozon 

В компании МТС ICT.Moscow рассказали, что ЭПР будут важны и для развития информационно-коммуникационных технологий в России. В этой сфере основным камнем преткновения, который может убрать закон «Об ЭПР», является необходимость личного присутствия людей для идентификации личности.

Для снятия барьеров в развитии цифровых проектов в телеком-сфере и в смежных отраслях необходима отмена требований по личному присутствию граждан для подтверждения личности или по получению письменного согласия на обработку биометрических данных при удаленной идентификации. Также для борьбы с мошенничеством на финансовом рынке отрасль рассчитывает на смягчение требований к обработке информации, составляющей тайну связи в части технической информации, которая генерируется с помощью оборудования и не относится к содержанию сообщений или разговоров.

Пресс-служба МТС

Также представитель компании добавил, что введение ЭПР откроет операторам связи и ИТ-компаниям возможности для реализации проектов в сфере умного и автономного транспорта. Для МТС это актуальный вопрос, поскольку компания разрабатывает решения в области connected cars, а в 2020 году объявила о создании направления в бизнесе Automotive, в котором объединяются технологии в этой области.

Денис Захаркин, генеральный директор VR Concept, приветствует появление этого закона в целом: по его мнению, ЭПР в России нужны, поскольку оценить последствия от массового внедрения ИИ и других технологий в общественную жизнь достаточно сложно. Но при этом подчеркивает, что важно понять, как законопроект будет работать на практике. Возможную полезность ЭПР для VR-технологий он видит в сфере образования.

Внедрение VR в образование — достаточно сложный процесс, в особенности для защиты экзаменов, аттестации сотрудников и повышения квалификации. Для массового распространения таких проектов нужна сертификация, и тут может быть полезен ЭПР.

Денис Захаркин

генеральный директор VR Concept


Главная технология — все равно ИИ

Начиная с 1 июля в Москве действует специальный правовой режим в сфере искусственного интеллекта, который регулируется отдельным федеральным законом и напрямую с законопроектом об ЭПР не пересекается.

Тем не менее, опрошенные эксперты, комментируя преимущества правовых песочниц для внедрения инновационных технологий в те или иные сферы, регулярно упоминают искусственный интеллект. Некоторые опрошенные ICT.Moscow представители отрасли и вовсе ассоциируют ЭПР прежде всего именно с ИИ.

Например, директор по комплексным продажам ИТ-компании КРОК Олег Майданский выделяет четыре сферы, где ИИ может активнее применяться благодаря экспериментальным правовым режимам.

1. Судебные дела. Сейчас все решения по делу принимает судья, но до момента рассмотрения дела по существу есть ряд процессуальных шагов, которые искусственный интеллект мог бы выполнять самостоятельно. Сейчас в России закон не допускает применении ИИ в судебных процессах, а экспериментальный правовой режим позволил бы применить эту технологию, например, для решения какой-то категории дел. 

2. Каршеринг. ИИ (видеоаналитика) может применяться для оперативного выявления недопустимого поведения водителей, а также для идентификации личности (по правилам каршеринга, управлять арендованной машиной имеет право только клиент компании). 

3. COVID-19. ЭПР может, например, по распоряжению Роспотребнадзора обязать торговые точки подключить камеры видеонаблюдения в торговых залах к городской системе видеоаналитики, которая с помощью нейросетей будет следить за масочным и перчаточным режимом и информировать о нарушениях и даже принимать решения об административных взысканиях. ЭПР здесь нужен, поскольку сейчас нет законов, которые позволяют в автоматическом режиме выписывать штрафы, да и давать Роспотребнадзору видеопоток с камер частные организации сейчас тоже не обязаны. 

4. Промышленность. В экспериментальном режиме городские власти могут обязать промышленные компании, как и торговые центры или офисные здания в городе, передавать информацию с камер системам программам, которые с помощью ИИ будут выписывать штрафы нарушителям. Это поможет повысить ответственность организаций за соблюдение масочного режима.

Олег Майданский

директор по комплексным продажам ИТ-компании КРОК 

Основатель сервиса в сфере банкинга TalkBank Михаил Попов тоже воспринимает закон «Об ЭПР» в контексте искусственного интеллекта. Но, в отличие от коллег, он отмечает, что для этой технологии экспериментальные правовые режимы не так уж необходимы.

Особые правовые режимы полезны там, где изначально, применение технологий может быть ограничено, а специальный правовой режим может давать возможность использовать определенные данные. Поскольку всегда ИИ работает с обезличенными данными, то применять его можно в различных направлениях. Относительно Talkbank мы применяем ИИ в распознавании речи, в прогнозировании притока и оттока клиентов, проведения видео идентификации клиентов, распознавания антифрод-решений и так далее. Для этого нам не нужны дополнительные правовые нормы, поскольку мы не нарушаем ничьих прав, это внутренняя технология компании для того, чтобы она была более эффективна и отвечала текущим требованиям рынка.

Михаил Попов

основатель TalkBank

Даже представитель VR-отрасли Денис Захаркин отмечает, что прежде всего законопроект будет интересен в контексте именно этой технологии.

Законопроект в первую очередь необходим для внедрения и развития искусственного интеллекта в социальной сфере. Например, это востребовано в развитии беспилотного транспорта и автоматизации систем контроля и управления, так как здесь встает вопрос обработки и хранения больших данных и их деперсонализация. Также в беспилотном транспорте стоит большое количество нерешенных правовых и юридических вопросов, например, распределение ответственности в случае, когда нет человека водителя.

Денис Захаркин

генеральный директор VR Concept

Юрист ИТ-компании КРОК Евгений Архипов пояснил ICT.Moscow правовые препятствия, которые встают перед разработчиками и интеграторами ИИ-систем и которые могут быть решены в рамках ЭПР.

Основная проблема ИИ в области юриспруденции связана с возможностью наделения ИИ правосубъектностью. В России субъектом права (то есть тем, кто обладает юридическими правами и обязанностями, несет юридическую ответственность) могут быть люди, организации, а также государства и иные публичные образования. ИИ, несмотря на то, что может фактически действовать самостоятельно, субъектом права пока не является. То есть его действия становятся как бы «ничьими», что порождает ряд проблем в тех случаях, когда такие действия могут иметь юридическое значение. Например, именно судья, а не обезличенный механизм, должен устанавливать личность участников процесса в судебном заседании. Из-за этого использование для этих целей ИИ может быть признано недопустимым, хотя оно уже давно возможно технически.

Нерешенность вопроса правосубъектности порождает проблемы, связанные с последствиями. Нет возможности решить, кого привлекать к ответственности за совершенные ИИ действия. Например, до сих пор неясно, кто будет отвечать за травму человека в результате ДТП с участием автомобиля, который управлялся ИИ. Также правовое регулирование не дает однозначного ответа на вопрос, кто является автором произведения, созданного искусственным интеллектом. Из этого вытекает нерешенность вопросов о том, кто будет обладать исключительным правом на него и надо ли вообще охранять такие произведения.

Евгений Архипов

юрист ИТ-компании КРОК


Будут ли компании участвовать в ЭПР?

Не все компании поделились планами относительно будущего участия в правовых песочницах. Представители стартапов сомневаются относительно данной перспективы, а крупный телеком-оператор однозначно планирует участвовать в ЭПР.

МТС будет принимать участие в песочницах, так как законодательные изъятия рамках ЭПР, а затем принятие нового регулирования с учетом опыта пилотов позволит ускорить внедрение инноваций в стране, что в итоге повысит качество жизни.

Пресс-служба МТС

Данный проект будет полезен комплексным проектам, и малый бизнес вряд ли будет самостоятельно участвовать в таких песочницах. Возможно, мы будем участвовать с партнерами.

Денис Захаркин

генеральный директор VR Concept

Компания Talkbank уже является резидентом фонда «Сколково» и проводит свою научно-исследовательскую деятельность в рамках принципов и правил, которые заложены в федеральном законе о Фонде «Сколково» и его регуляции, поэтому в какой-то мере мы уже находимся в правовой площадке, посвященной созданию и коммерциализации инноваций. Понятно, что не все компании могут попасть в «Сколково» и должны быть еще альтернативные варианты развития инноваций в разных сферах.

Talkbank будет внимательно изучать этот закон и его правоприменительную практику, которая будет формироваться и оценивать для себя целесообразность участия в этих площадках. Если наши юристы посчитают, что предложенные законом льготы позволяют нам расширить создание инноваций, мы воспользуемся этим правом и подадим на участие в такой площадке для пилотирования новых технологий. Все текущие продукты находятся в соответствии с действующим законодательством, но не исключено, что новые продукты потребуют специальных правовых режимов и как раз создание таких регуляторных песочниц нам поможет.

Михаил Попов

основатель TalkBank


О том, как испытывают новые технологии в регуляторных песочницах в мире, читайте в статье ICT.Moscow.

Если хотите поделиться мнением о перспективах российских ЭПР, пишите на hello@ict.moscow

Расскажите знакомым:

Главное про цифровые технологии в Москве

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Что такое ICT.Moscow?

ICT.Moscow — открытая платформа о цифровых технологиях в Москве. Мы создаем наиболее полную картину развития рынка технологий в городе и за его пределами, помогаем бизнесу следить за главными трендами, не упускать возможности и находить новых партнеров.

Если не указано иное, материалы доступны по лицензии Creative Commons BY 4.0

При поддержке Правительства Москвы