ГлавнаяЛента

Статьи

Инновации explained: взгляд на российские и глобальные инновационные процессы

20 декабря 2021, 14:14|
7953

Последние годы показывают, насколько высокой становится роль инноваций. Крупные корпорации перестраивают свои бизнесы, а мировые мегаполисы активно тестируют и внедряют новые технологии, чтобы существенно улучшить качество жизни людей и открыть для них новые возможности.

По данным НИУ ВШЭ, в России по крайней мере каждая восьмая компания занимается инновациями, но данные KPMG говорят о том, что зачастую соответствующие стратегии в них даже не формализованы. Некоторые мировые мегаполисы уже работают с инновационными концепциями, вырабатывая соответствующие стратегии развития.

При этом в целом в мире по-прежнему нет единого понимания, что такое инновации. Может ли технология или ее внедрение быть инновацией? Какая среда благоприятна для инновационной активности и от чего это зависит? ICT.Moscow обсудил эти вопросы с теми, кто занимается инновациями в России сегодня и попытался разобраться, какова инновационная активность в индустрии, как повлияла на нее пандемия COVID-19 и в каком векторе будет развиваться направление дальше.

О чем эта статья:

Как определяют инновации

Систематизировать понимание этого вида деятельности в 2019 году попытались в НИУ ВШЭ и пришли к заключению, что инновации — это процесс, который состоит по крайней мере из двух этапов, предполагающих создание новой технологии, а также ее реализацию для решения реальных задач (в том числе коммерческих).

Общение ICT.Moscow с экспертами в числе прочего показало, что они практически отождествляют современные инновации с процессами, где так или иначе применяются цифровые технологии.

Если пытаться отделить инновации от цифровых, то наверное, это не самое благодарное занятие. Большинство инноваций, которые происходят в мире, в том или ином виде цифровые. Поэтому отчасти это уже тождественные понятия. Безусловно, инновации бывают и организационные, и культурные, и процессные, и управленческие, и технологические, но не связанные с «цифрой». Тем не менее, тренд на цифровизацию и тренд на инновацию идут очень близко друг к другу. Поэтому цифровые инновации я определяю примерно так же как и любые другие — это инновации, в которых превалирует появление цифровых технологий.

Дмитрий Масленников

основатель Disruptive Partners

Эта мысль прослеживается в том числе и за рубежом. Например, преподаватель MIT Том Дэвенпорт утверждает, что информационные (что в данном случае эквивалентно цифровым) технологии лежат в основе почти всех инноваций. Влияние информационных технологий (ИТ) практически на все отрасли от сельского хозяйства до спорта прослеживает и Национальная академия наук, инженерии и медицины США. А широко цитируемый автор книги «Эпоха инноваций» профессор Феликс Янсен называл инновацией соединение сфер технологий и бизнеса, коммерциализацию науки через новые товары, услуги или процессы.

Последнее утверждение тоже соответствует тому, что говорят собеседники ICT.Moscow. С их точки зрения, инновация — это уже что-то реализованное (или реализуемое): продукт или сервис, выполняющий какую-то задачу. То есть акцент делается на втором этапе (если смотреть в контексте работы НИУ ВШЭ), тогда как первый подразумевается, но не обязательно озвучивается.

Инновации, если говорить в целом, — это принципиально новые или усовершенствованные продукты (товары или услуги). Также инновационными могут быть отдельные бизнес-процессы в компании. Для их создания могут использоваться как цифровые, так и любые другие, например, нейротехнологии. Соответственно, если в основе продукта лежат цифровые технологии, то есть технологии, позволяющие оцифровывать информацию и предоставлять ее в универсально цифровом виде, то это цифровой инновационный продукт, цифровая инновация.

Алексей Парабучев

генеральный директор Агентства инноваций Москвы

Конечно, никакая инновация не существует «в вакууме»: она живет и развивается в среде и во времени. Это принципиально важно, если вспомнить, какой смысл заложен в слове «инновация» — процесс должен быть новым.

На этапе теоретических и научных работ мы только подбираемся к использованию, намечаем пути, еще не пробуем что-то внедрять, но имеем гипотезы, это еще не инновация. Дальше кто-то пробует решение, тут уже можно говорить об инновациях. После определенного круга усовершенствований решение переходит в массовое пользование, то есть это уже не инновация. Для инновационности важен и контекст. Уникальность в инновациях нужно рассматривать на определенных рынках, странах, в определенных условиях.

Анна Полюшко

руководитель направления аналитики Лаборатории инноваций ДИТ Москвы

Разумеется, этот контекст принципиален не только для городов.

Если какая-то технология раньше не использовалась в конкретной стране, в конкретной отрасли, в конкретной компании или с какой-то конкретной целью внутри компании, то конечно, это является инновацией для данной страны, отрасли и т.д. Если этого не существовало и появилось, то это инновация. Другой вопрос — где же была эта компания, когда все остальные уже применяли то или иное решение.

Дмитрий Масленников

основатель Disruptive Partners

Дмитрий Курин из МТС пояснил на конкретных примерах: что сегодня может казаться инновацией, но уже ей не является, а что, с его точки зрения, имеет инновационную перспективность.

Технологический рынок развивается, и мы видим, что трендовые когда-то модели потребления и ведения бизнеса SaaS (ПО как услуга — прим.) и e-commerce, технологии искусственного интеллекта — это уже must-have для использования. Сейчас инновации в новых форматах бизнес-моделей или следующего горизонта массового использования — это, например, модель Direct-2-Customer и технология блокчейн, а также потребление контента в новых интерфейсах VR/AR.

Дмитрий Курин

директор МТС по инновациям и инвестициям

Эксперт уточняет, что сама технология без решения конкретной бизнес-задачи инновацией никогда не станет. В примере он называет искусственный интеллект (ИИ) — технологию, которая сегодня действительно внедряется в большое число процессов и часто считается инновационной. Помимо нее (и больших данных как неотъемлемой части) к таким технологиям и технонаправлениям как правило относят виртуальную и дополненную реальность (VR/AR), Интернет вещей (IoT), блокчейн и др. Но важно понимать, что их «инновационность» (то есть принадлежность к инновационным процессам) также зависит от ряда условий.

Конечно же, ИИ, VR/AR и блокчейн являются современными решениями, но есть сферы и конкретные кейсы, где они достаточно активно и уже не первый год применяются. В этом смысле рассматривать саму технологию как инновацию неправильно: инновация — это нововведение, которое делает продукт или услугу лучше или выводит новый продукт и новую услугу на рынок. То есть для одной сферы ИИ — это инновация, для другой — уже совершенно понятный и работающий инструмент.

Иван Юнин

директор проекта «Транспортные инновации Москвы»

А Дмитрий Масленников уточняет, что «инновация определяет свою инновационность не только тем, как давно существует применяемая технология, но и тем, как эффективно она показывает себя в месте своего использования». Также он напоминает, что новые технологии попадают на разные рынки с различной скоростью — к вопросу о том, что в зависимости от контекста внедрение решения на базе одной и той же технологии может быть как инновационным, так и нет. Евгений Джамалов из «Магнита» развивает эту мысль.

Инновационными можно считать те технологии, о которых еще не слышали, или они определяются через слабые сигналы: патенты, научные статьи, наем узких специалистов в определенные области и т.д.

Евгений Джамалов

директор по инновациям «Магнита»

Эксперт добавляет, что внедрение уже используемого на рынке решения, но нового для того, кто внедряет, в целом можно считать инновацией, но надо смотреть на степень его распространенности.

Кто в России занимается инновациями?

Хотя научные открытия и новые технологии сами по себе, без практического применения не могут считаться инновациями, они ложатся в основу большинства инновационных процессов. Следовательно, инноваторами можно называть стартапы, компании и организации, которые создают новые технологические продукты или по-новому применяют существующие, предлагая решение конкретных бизнес-задач. Но, конечно, инновационный рынок ими не ограничивается: на нем можно выделить несколько категорий, которые так или иначе связаны с этими процессами.

R&D-центры и внутренние центры инноваций. В R&D-подразделениях компании занимаются созданием новых технологий или технологических решений. Свои центры разработки есть у многих крупных компаний (Яндекс, «Сбер», VK Group, «Тинькофф», РЖД, X5 Group). В задачи внутренних центров инноваций, в свою очередь, входит поиск (скаутинг; иногда эту функцию отдают на аутсорс) подходящих стартапов и новых разработок, сбор и обработка входящих предложений от инноваторов, работа с ними по пилотированию решений, организация или участие в хакатонах в качестве авторов челленджей. Такие структуры также есть у многих компаний («Ростелеком», «Ростех», «МегаФон», «Лаборатория Касперского», «ВкусВилл», X5 Group, «Магнит», банк «Открытие», Газпромбанк, Райффайзенбанк, «Русагро», «Газпром» и «Газпром нефть», «Лукойл», «Северсталь», «Сибур»).

Акселераторы. Их функция — помощь стартапу в отладке бизнес-процессов, масштабировании, подготовке к интеграции в структуру той или иной компании. Акселерационные программы есть у Фонда «Сколково», компаний в сферах ИКТ (MTS StartUp Hub и MTS AI, SberStudent и SberZ, «Контур»), ритейла Магнит»), FinTech (Московский кредитный банк), промышленности Сибур»), а также у ряда вузов и научных институтов (Бизнес-инкубатор ВШЭ, МГУ, МФТИ, ИТМО, МАИ, РЭУ им. Г.В. Плеханова, Финансовый университет).

Стартапы-инноваторы. Это небольшие и молодые компании, которые занимаются разработкой принципиально новых решений, которые пока не используются широко на рынке. К таким можно отнести, например, компании в сфере VR/AR, чьи решения могут лечь в концепцию метавселенных (WayRay, Arcona, Dioram, VR Concept), беспилотников и БПЛА (Cognitive Pilot, Hive, TraceAir, Skyeer), MedTech (Botkin.AI, «Третье мнение», Care Mentor AI, Webiomed), AgroTech (Fermata, iFarm) и др.

Венчурные компании, инвесторы. Компании, занимающиеся венчурным финансированием и инвестициями в технологические стартапы. В этой категории можно назвать Disruptive Partners, Almaz Capital, Gagarin Capital, AddVenture, IMI.VC.

Разумеется, нельзя не упомянуть государственные инициативы, направленные на создание, поиск, внедрение и поддержку инноваций в России. Например, особые экономические зоны (ОЭЗ) — территории, где снимается ряд регуляторных барьеров. Для работы с инновациями создаются ОЭЗ технико-внедренческого типа, сейчас их в России семь (в том числе Технополис «Москва», «Санкт-Петербург», «Иннополис»). А в 2010 году был открыт и развивается отдельный инновационный центр «Сколково». Различные инновационные программы реализуются при помощи Фонда содействия инновациям, также эта деятельность поддерживается государственными фондами и венчурными организациями (РВК, ФРИИ, РФПИ), акселераторами (например, преакселератор GenerationS на базе РВК).

Наконец, активное участие в инновационной деятельности принимают города и городские проекты. Если в качестве примера приводить Москву, как один из наиболее активных инновационных центров страны, то в ней действует Московский инновационный кластер, в рамках которого в числе прочего запущен акселератор Агентства инноваций и его же программа пилотирования инновационных решений, проводятся технологические конкурсы, отраслевые форумы. Также в Москве действует Лаборатория инноваций столичного Департамента информационных технологий (ДИТ Москвы),  площадка «Цифровое деловое пространство» (ЦДП), Фонд развития венчурного инвестирования, запущен акселератор Московского экспортного центра, профильные «Транспортные инновации Москвы» и Московский центр инновационных технологий в здравоохранении.

Напишите на hello@ict.moscow, если:

●  ваша компания или организация занимается инновационной деятельностью и вы хотите об этом рассказать;

●  вы нашли ошибку или хотите уточнить позиционирование инновационной деятельности вашей компании или организации.

В какой среде существуют инновации

Чтобы инновации успешно создавались, внедрялись и работали, необходима соответствующая среда. Говорить о бизнес-сегменте с точки зрения инноваций достаточно сложно. Согласно недавнему исследованию НИУ ВШЭ, российские компании как правило занимаются разработкой инноваций самостоятельно. Соответственно, инновационная среда в бизнесе во многом зависит от того, насколько конкретная компания готова к инвестициям (в том числе долгосрочным) в инновации, высока ли в ней инновационная культура. Если речь идет о стартапе, то для него среда определяется тем, насколько успешно он сможет встроиться в реальные бизнес-процессы (возможно, с помощью акселераторов), что также определяется большим числом факторов. Однако об одной черте инновационной среды в бизнесе можно говорить с уверенностью: она конкурентна.

Актуальность инноваций сегодня существует для каждой компании, потому что послезавтра ее клиенты уйдут к более инновационным конкурентам. Основная цель внедрения инноваций — не сокращение затрат, а удержание клиента и поиск новых.

Антон Пронин

директор по акселерационным программам кластера информационных технологий Фонда «Сколково»

Близкую мысль высказывает Роман Тимаев из Х5 Group:

Если у компании есть конкуренты, стратегия, амбиции, цели и желание зарабатывать, то, конечно, необходимо вкладываться в инновации, в развитие технологий. Если этого не делать, то конкуренты уйдут далеко вперед.

Роман Тимаев

руководитель портфеля инновационных продуктов Х5 Group

Городская среда, в свою очередь, лучше позволяет понять особенности инновационного рынка. Тем более что именно города порой играют на нем ключевую роль: такая точка зрения прослеживается в том числе за рубежом. Например, Грег Сателл, эксперт в области цифровых стратегий, называл города «самой важной платформой для инноваций». С точки зрения инноваций они выполняют две основные функции: во-первых, создают благоприятную среду, способствующую технологическому прогрессу, обмену знаниями, развитию бизнеса; во-вторых, выступают компетентным заказчиком в интересах жителей и для оптимизации городских процессов.

Одним из инструментов оценки инновационной среды являются рейтинги — как международные, так и внутренние. Они, в частности, позволяют оценить уровень инновационного развития по различным показателям (например, потенциал цифровизации и научно-технического развития), эффективность экосистемы для стартапов (работу фондов, акселераторов и пр.), степени внедрения инноваций в зависимости от актуальной повестки (такой как пандемия COVID-19).

Если говорить о том, как инновационная среда формируется, то собеседники ICT.Moscow сходятся в том, что — на основе актуальных запросов. Глава Агентства инноваций Москвы Алексей Парабучев объясняет механику процесса: как этот запрос транслируется в инновационный рынок, формируя соответствующую среду.

Столичная программа пилотного тестирования помогает городским структурам найти необходимые именно им технологические решения, протестировать их и дать экспертную оценку эффективности продукта. Уже завершено порядка 110 пилотных тестирований инновационных разработок, еще свыше 40 тестовых испытаний сейчас в процессе. Список решений, которые тестируют сегодня на различных площадках Москвы, включает образовательные платформы, систему адаптации и поддержки людей с ограниченными возможностями здоровья, а также проекты по внедрению беспилотного транспорта, высокотехнологичного медицинского оборудования.

Алексей Парабучев

генеральный директор Агентства инноваций Москвы

Инструментами для поиска решений, о которых говорит эксперт, в Москве выступают не только акселераторы и фонды, но также специализированные онлайн-площадки (раздел с городскими запросами на «Карте инновационных решений» Агентства инноваций, витрина столичных ИТ-решений ICT.Moscow и др.)

Руководитель Лаборатории инноваций Департамента информационных технологий Москвы (ДИТ Москвы) Юлия Шарова пояснила ICT.Moscow, что при поиске любого инновационного проекта для города необходимо всегда исходить из потребностей заказчиков, которые не закрыты существующими автоматизированными решениями.

Наша задача — предложить заказчикам актуальный для них инновационный продукт именно в тот момент, когда в нем есть потребность, и в какой-то степени даже предугадать этот момент. Поэтому, в том числе, Лаборатория рассматривает и перспективные с точки зрения развития в будущем направления.

Юлия Шарова

руководитель Лаборатории Инноваций ДИТ Москвы

При этом эксперт подчеркивает важность «при пилотировании сразу вовлекать всех участников процесса, чтобы сформировать и проработать как можно больше открытых вопросов».

Та же тенденция — формирование среды на основе актуальных вопросов и, главное, не решенных проблем — прослеживается и в транспортном сегменте.

Мы собираем запросы от организаций Московского транспорта. Именно они формируют свои так называемые «боли» и конкретные тематики, по которым хотелось бы найти решение. Далее с этими запросами от Транспортного комплекса мы выходим на рынок, подключаем механизмы скаутинга и предлагаем подходящим проектам представить свои решения экспертному совету, куда как раз входят организации, нуждающиеся в инновациях. После проведенной серии питчей эксперты выставляют оценки где обозначают интерес к проектам и отбирают уже те решения, которые потенциально интересны для пилотирования в Москве.

Иван Юнин

директор проекта «Транспортные инновации Москвы»

Впрочем, в ряде случаев инновационная среда формируется за счет внешних факторов. Яркий пример виден в сфере медицины, а именно ситуация с пандемией COVID-19. Она ожидаемо вызвала рост спроса на инновационные решения, вследствие чего в сентябре, например, был открыт технопарк для развития стартапов в сфере здравоохранения.

На какие инновации сейчас есть спрос

Наличие понятной и сформированной среды, однако, не означает, что спрос на конкретные инновации всегда четко сформулирован. В разговоре с ICT.Moscow Антон Пронин из «Сколково» упомянул, что никто из конечных потребителей «не может сказать прямо, какие инновационные продукты они хотели бы потреблять и как». По его словам, именно на сбор «информационной пыли» о пользователях и прогнозирование потребительского поведения современные организации тратят миллионы.

По оценке Евгения Джамалова из «Магнита», в бизнес-среде есть только два типа компаний, которые заинтересованы во внедрении инноваций.

С одной стороны, к инновациям готова стагнирующая компания или ищущая новых бизнесов, чтобы не умереть. На другой стороне — технологический лидер, который и так инновационен по сути своей, но испытывает голод ко всему новому и неопределенному. Между ними в основном компании, которые не хотят инноваций и растут традиционными способами (операционно, через маркетинг, экспансию) или не могут в силу отсутствия экспертов и бюджетов.

Евгений Джамалов

директор по инновациям «Магнита»

Дмитрий Масленников развивает эту мысль и уточняет, что если компания не будет создавать что-то новое, то рано или поздно она окажется в отстающих, и инновации станут для нее обязательными.

Даже лидирующие компании нуждаются в инновациях, но прорывного характера. А компаниям, которые просто отстают, достаточно инкрементальных изменений и системного внедрения поддерживающих инноваций.

Если у компании нет новых продуктов и падает выручка от старых, если затраты у нее не уменьшаются, а только растут — очевидно, есть потребность в инновациях, независимо от ее готовности. Если она не готова и не начнет их внедрять, она скорее всего умрет.

Дмитрий Масленников

основатель Disruptive Partners

О том, какие задачи бизнес, а также государственные и городские организации сегодня хотят решить с помощью инноваций, можно судить, например, по тематикам проводимых ими хакатонов. Интересен пример «Сбера»: у него есть блокчейн-платформа, и теперь он готов давать к ней доступ участникам хакатона для поиска нового практического применения для нее.

В национальных хакатонах также очерчивается круг приоритетных технологий: компьютерное зрение, обработка естественного языка, распознавание и синтез речи, интеллектуальная поддержка принятия решений, перспективные методы искусственного интеллекта. Перечень же отраслей, для которых участникам предлагается разработать решения, определяется тем, какие госорганы предоставляют наборы данных для работы. Это очень широкий список, включающий госуправление, здравоохранение, образование, сельское хозяйство, промышленность, строительство и др.

Наибольший спрос на цифровые технологии (и, соответственно, стартапы) наблюдается в промышленном, транспортном и финансовом секторах. Например, нашими партнерами в этом году стали такие компании как «Сибур», ОАО «РЖД» и Московский кредитный банк, которые как раз искали цифровые решения по ключевым направлениям своих бизнесов.

Екатерина Петрова

директор платформы по развитию корпоративных инноваций GenerationS

Проследить тенденции на спрос со стороны различных рынков, а также запросы конкретных компаний позволяют агрегаторы инновационных решений, такие как SberUnity. К примеру, «Ленте» нужна роботизация приготовления и упаковки собственной продукции, а также выдачи еды и напитков в кафе при магазинах. У «билайна» есть потребность в IoT-решениях для ЖКХ, промышленности и агросектора. Сеть клиник «Медси» нуждается в платформе, которая с помощью радиологии и методов машинного обучения поможет обнаруживать рак на ранних стадиях. А «Сибур» разместил на площадке запрос для внедрения технологии блокчейн в бизнес от логистики до закупок.

«РЖД» со стороны транспортного сегмента для демонстрации спроса и поиска конкретных решений использует собственное «Единое окно инноваций». На этой площадке публикуются актуальные узкоспециализированные задачи, требующие технологичного решения, например, для автоматического контроля объема сыпучих грузов.

Аналогичный механизм используется и городом — в качестве примера можно привести уже упомянутую Карту инновационных решений Москвы. Например, столичному Департаменту строительства нужен способ мониторинга числа рабочих на протяженных строительных объектах, а Департаменту образования — инновационные решения для организации учебного процесса детей с ограниченными возможностями здоровья. Городу нужны решения для умного пешеходного перехода, и варианты решения этой задачи уже тестируются на его улицах.

Но даже с учетом того, что на подобных площадках регулярно появляются запросы на конкретные инновационные решения, проследить явные тенденции по бизнес-сегментам затруднительно. Собеседники ICT.Moscow отмечают две тенденции, характерные для спроса на инновационные решения в России: его непрекращающийся рост и все бо́льшую вовлеченность и компетентность со стороны заказчиков.

Я вижу стабильно растущий спрос, от года к году. С растущими компетенциями у тех, у кого этот спрос формируется, с уточненным запросом, с пониманием, как использовать то, что найдено в связи с этим спросом. Я вижу не конкретные кейсы — спрос на что-либо, какие-то технологии, продукты — я вижу, что спрос растет, в первую очередь со стороны крупного бизнеса, и это позитивная тенденция.

Дмитрий Масленников

основатель Disruptive Partners

В «Сбере» отмечают ту же тенденцию.

По итогам сложного для всего мира 2020 года инновационный рынок вырос почти вдвое. Растет и количество сделок, и суммы чеков российских предпринимателей, в том числе за счет иностранных инвесторов и переключения взаимодействия в онлайн-формат, что в какой-то степени стерло границы между рынками.

Наталья Магидей

руководитель стартап-экосистемы «Сбера»

Три года назад корпорации приходили с запросом «покажите, какие интересные стартапы у вас есть», рассказывает Антон Пронин из «Сколково». Но сейчас ситуация изменилась:

Такие запросы были связаны и банальным любопытством и желанием сократить издержки. Сейчас мы обсуждаем, как повысить ценность для конечного потребителя, как выпускать новые подрывные продукты — это кардинально другой уровень запроса.

Антон Пронин

директор по акселерационным программам кластера информационных технологий Фонда «Сколково»

Дмитрий Курин из МТС подтверждает, что сейчас компании «пытаются найти точки роста в новых цифровых областях» и «много экспериментируют».

Эффекты COVID-19: спрос на инновации и переход к метавселенным

Все эксперты также сходятся во мнении, что пандемия COVID-19 сильно отразилась на спросе на инновации, в том числе со стороны крупного бизнеса. Казавшийся архаичным и сложным, он успешно смог в кризисной ситуации перенести в онлайн все коммуникации, управление сотрудниками, управление проектами, принятие решений, контроль и т.д. В области сервисов для удаленной работывыросло большое количество стартапов, добавляет Дмитрий Масленников, выражая надежду на то, что этот рост продолжится. То же самое произошло и в B2C-сегменте: изменение спроса и формата потребления услуг привели к появлению новых инновационных решений в сферах еды, обучения, финансов. Директор по инновациям «Магнита» перечисляет сферы, где влияние было наиболее заметным:

В разных областях пандемия сказалась на цифровых инновациях по-разному. Сместился фокус на «безопасную среду» и COVID-free решения. Также «выстрелили» все решения по удаленной работе и возможности организации такой работы. Финтех-инновации тоже сильно выросли.

Евгений Джамалов

директор по инновациям «Магнита»

Пандемия коронавируса стала серьезной проверкой на прочность и для городов. По выражению авторов отчета The Global Startup Ecosystem Report 2021, «в большинстве отраслей цифровизация ускоряется на протяжении десятилетий, но COVID-19 втопил педаль в пол». Вынужденное изменение устоявшихся процессов и бизнес-моделей заставило по-другому посмотреть на инновации. Опрос Boston Consulting Group (BCG), проведенный в 2021 году, показал, что на фоне пандемии более 60% компаний планируют увеличить инвестиции в инновации, треть из них — значительно.

По последним оценкам НИУ ВШЭ, в России в 2020 году уровень инновационной активности организаций не только не сократился, а напротив вырос на 1,7 п.п. до 10,8%. При этом самые высокие темпы роста — как раз в области ИКТ (12,2% против 9,8% в 2019 г.).

Еще одним значимым влиянием пандемии на бизнес стало снижение горизонта планирования до 1-2 лет. Об этом свидетельствуют результаты исследования Wikivote. 76% топ-менеджеров считают, что COVID-19 повлияет на среднесрочную и долгосрочную стратегию их организаций, а 12% говорят, что пандемия заставит их переориентироваться на новые секторы. 67% руководителей компаний ожидают, что в ближайшие три года наибольшая угроза их бизнесу будет исходить от компаний, которые не относятся к их текущему сектору. Таковы выводы другого исследования, проведенного в 2020 году аналитиками EY-Parthenon.

Есть и обратные примеры: директор по инновациям «Магнита» Евгений Джамалов говорит, что пандемия не повлияла на горизонт планирования в компании. «Мы всегда стараемся держать этот горизонт минимальным для текущих пилотов и максимальным для нашей исследовательской работы», — поясняет он.

Еще один эффект напрямую с инновациями пока не ассоциируется — массовый переход к онлайн-форматам. Сам по себе онлайн существует уже достаточно давно, и в запущенных либо масштабированных за 2020-2021 годы сервисах инновации встречаются достаточно редко. Однако в обозримом будущем это может измениться: COVID-19 и переход в онлайн проделали большую подготовительную работу к наиболее заметному с глобальной точки зрения инновационному процессу, который обратил на себя внимание в текущем году, — переходу в метавселенные. Причем, что важно, этот процесс происходит глобально и прямо сейчас, становясь ярким примером того, как зарождается и внедряется инновационная концепция — с перспективой трансформировать практически все привычные бизнес-процессы.

Эта концепция виртуального мира упоминалась и в первом полугодии, однако серьезное внимание привлекла только в октябре-ноябре 2021-го, когда Марк Цукерберг официально объявил о переходе своей компании (ранее Facebook, теперь Meta) к концепции метавселенных.

Вероятно, она привлекла столько внимания отчасти потому, что многие компании по сути уже начали к ней переходить. А именно — внедрять технологии, которые так или иначе будут включены в будущие метавселенные: цифровые двойники (как объектов, так и людей — аватары), виртуальное 3D-моделирование, VR/AR в целом, NFT-транзакции. В бизнес-среде эти процессы пока точечные: технологии внедряются и решают определенные задачи, а в дальнейшем, вероятно, смогут интегрироваться в метавселенные. Но что характерно, концепция уже начинает реализовываться в гораздо более сложной сфере — управления городами, что создает предпосылки к созданию другой инновационной концепции — Metaverse City.

Первым городом, который претендует на то, чтобы стать полноценным Metaverse City (городом в метавселенной), стал азиатский мегаполис — Сеул. В течение следующих пяти лет руководство города планирует развивать цифровое пространство корейской столицы. Предполагается, что Сеул станет примером того, каким будут цифровые города будущего. А именно, в них можно будет как минимум:

  • изучать достопримечательности — как существующие, так и уничтоженные ранее, но восстановленные в цифровой среде (здесь вступают технологии виртуального 3D-моделирования и разработки цифровых двойников);  
  • проводить мероприятия (мэр Сеула рассказал о планах по запуску платформы метавселенной в мегаполисе именно в виртуальном формате);  
  • пользоваться различными городскими сервисами;  
  • зарабатывать и тратить деньги (для чего и предполагается использовать технологию NFT); 
  • покупать объекты (например, сувениры) на заработанные в метавселенной деньги и перемещать их в другие виртуальные миры.   

Фрагмент выступления мэра Сеула, где он рассказывал о планах по развитию города в цифровой среде. Источник: The Washington Post

Сеул, впрочем, не единственный, кто имеет амбиции стать пионером в сфере Metaverse City. Если южнокорейский мегаполис и иные азиатские города имеют такие возможности в силу технологической развитости, есть и те, кто планирует развиваться в инновационной цифровой среде в силу небольшого размера — как, например, островное государство Барбадос.

Разумеется, одних амбиций недостаточно. Городам, равно как и рынку (вероятнее всего, совместно) в этом инновационном направлении предстоит решить немало масштабных задач. Главных можно выделить две.

Существующие инновационные решения на базе развивающихся технологий придется серьезно дорабатывать. К таким технологиям помимо озвученных также можно отнести и те, о которых говорили собеседники ICT.Moscow: ИИ (показательный пример — создание виртуальных 3D-моделей городов с помощью нейросетей на основе картографических данных), блокчейн.

Также придется решить целый ряд пока открытых правовых вопросов. Многие обозначил основатель сингапурской компании Multiverz Randeep Sudan, и они ожидаемо поставят в тупик существующие регуляторные системы в силу инновационности метавселенных. Вот только некоторые из них:

  • Как аватары будут связаны с реальными людьми в обычном мире?
  • Как будет контролироваться соблюдение законов в метавселенных?
  • Как будут регулироваться доступы к метавселенным на международном уровне?
  • Как будут регулироваться NFT-покупки, в том числе — объектов национального достояния?

Управление городами в цифровой среде — только один из примеров реализации концепции метавселенных. Сегодня, конечно, появляется и коммерческий Metaverse-сегмент, который будет формироваться в том числе на основе уже внедренных точечных решений. Но каких именно — до конца непонятно. Как пишет основатель сообщества MIXR Андрей Ивашенцев, «огромное количество взрослых людей максимально экспертно обсуждают то, что пока не существует (...) При этом всем сложно утверждать, что кто-то из них радикально ошибается. Пока просто еще слишком рано для качественной оценки».

Иными словами, складывается ситуация, когда можно наблюдать зарождающийся инновационный процесс на глобальном уровне и попытаться оценить, как сильно он трансформирует существующие привычные процессы, простимулирует появление инновационных решений, изменит спрос на сегодняшние инновационные технологии и сформирует новую индустрию.


Как вы считаете, станет ли концепция метавселенных Next Big Thing — глобальной инновацией, трансформирующей привычные процессы? Поделитесь мнением в опросе ICT.Moscow →

Расскажите знакомым:

Главное про цифровые технологии в Москве

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Что такое ICT.Moscow?

ICT.Moscow — открытая площадка о цифровых технологиях в Москве. Мы создаем наиболее полную картину развития рынка технологий в городе и за его пределами, помогаем бизнесу следить за главными трендами, не упускать возможности и находить новых партнеров.


Если не указано иное, материалы доступны по лицензии Creative Commons BY 4.0